Нажмите "Enter" для перехода к содержанию

Дмитрий Косырев: Штаты утратили главный источник своей силы

Последнее обновление на 06/01/2024

Чего мы не видим из числа таких итогов года, которые важнее всех прочих, потому что они приведут к созданию совсем нового мира? Люди, пытающиеся подобные…

Чего мы не видим из числа таких итогов года, которые важнее всех прочих, потому что они приведут к созданию совсем нового мира? Люди, пытающиеся подобные невидимые революции вычислить, редки, но они есть. Вот британский экономист-ветеран Энтони Роули, хорошо знакомый с Азией, говорит: на наших глазах происходит передел мировой власти и влияния, потому что евразийский континент становится единой торговой зоной, оттесняя на вторые места ту торговлю, которая раньше велась прежде всего Америкой. А это уже какой-то другой мир, с иной международной политикой. Аналогичный случай был, говорит он, когда евразийские торговые потоки, наоборот, перерезала взявшая Константинополь Турция, а Европа начала медленный путь к роли заднего двора в тогдашней мировой экономике.

Можно и так смотреть на вещи, и 2023-й действительно сильно сдвинул схемы мировой торговли. А можно вернуться к теме “кто в 2023 году уже явно и очевидно стал мировым технологическим лидером” (напомним, Китай). Так к каким же потрясениям и какой смене мировых декораций такая смена лидерства может привести? Как выглядели технологические революции в относительно недавнем прошлом?

Тут такая история: недавно я перечитал одну книгу о том, как тихо увядала Британская колониальная империя, неуязвимая сверхдержава прошлого века, и как ее место потихоньку занимала Америка. Там ведь тоже речь была о шедшей по всему миру борьбе за технологическое лидерство, а прочее — да, включая войны, — часто оказывалось лишь последствиями или фоном этой драки.

Давайте возьмем условный 1930 год, осложненный Великой депрессией, только что сотрясшей и Британскую империю, и США (но не сильно затронувшей СССР). И посмотрим на пожелтевшие газетные страницы того времени, на которых шла битва рекламы, то есть абсолютно новых и невиданных продуктов.

И мы увидим, что британцы в этой битве проигрывают. Иногда случайно — например, пришел век аэропланов, а не аэростатов. Лондон раньше сделал ставку на неторопливые путешествия (а куда торопиться хозяевам мира?), но их гордость, дирижабль R10, погиб под Парижем просто от трения о землю. А ведь идея была не так и плоха: этим машинам не требовалось аэродромов, подъемность была куда больше, чем у самолета, — брали в гондолу до 100 человек. А тут — от британского, по сути, Каира до совсем британского Кейптауна буквально несешься, всего-то 27 посадок… Зачем? Вот тут конкуренты с их “летающими лодками” и прочим начали нагонять. Кстати, не только американские — вспомним Чкалова и других.

А еще было радио, быстро захватившее эфир всей Америки (“беспроводная связь убивает меланхолию и дает отдых усталым нервам”).

Начали появляться бакелитовые приемники с подсвеченной шкалой. И опять лидировали не англичане. Еще автомобили. Тут возникли новые “Форды”, например демократичный “Форд Тюдор” или его противоположность — огромный “Паккард”, мечта Голливуда, “хром и бежевая кожа, восемь цилиндров и восемь фар впереди”. Холодильники для каждого дома — их раньше не было — и многое другое.

Заметим, тут речь идет не о чудо-вооружениях типа атомной бомбы, а о чем-то тихом, последствия коего видны только при взгляде назад. И суть дела сводилась не к превосходству одних железок над другими, а к тому, какую жизнь человеку обещали инновации. Американцам страшно хотелось не терпеть вот это все (разорение, безработицу и прочее), а носиться по широким пространствам страны и мира, освободиться от надоевших домашних забот. Свободный человек, сам делающий свое будущее. Кстати, это тот самый образ жизни и мысли, который сегодня пытается искоренить та половина США, где демократы. И по какому-то странному совпадению Америка уступила технологическое лидерство.

А у британцев в том же условном 1930-м были свои проблемы: что делать с почти феодальной системой построения имперского мира, раскинувшегося по всей планете. Проблемы эти нарастали и в колониях, и дома. И они проигрывали в инновациях.

То есть технологии — они не сами по себе, они побеждают в человеческих умах. И вот давайте посмотрим, как с этим сегодня. Китай стал мировым лидером по части искусственного интеллекта? Но вот вам заголовок в люто антипекинской газете из Америки: “Готовы ли США к массовому производству человекообразных роботов в КНР?”.

А вот еще одна “отрасль будущего” — медицинские технологии, где лидер пока США. И тут реакция землян похожая: эти штуки грозят изменить, да попросту уничтожить самого человека, сделать его каким-то другим биологическим существом. И как вам такой образ завтрашнего дня?

То есть дело не в том, какая страна или цивилизация стала технологическим лидером мира “по валу”, то есть по числу изобретений или сумме их продаж. А в том, какие инновации совпадут с желанием, с образом прекрасного будущего для восьми миллиардов жителей планеты.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *