Нажмите "Enter" для перехода к содержанию

Олег Ясинский: Эквадор. Война конца света

Драматические события в Эквадоре неотделимы от логики сегодняшней мировой войны

Планетарная тирания корпораций давно превратила Латинскую Америку в один из главных мировых центров социального экспериментирования: это и первая лаборатория неолиберализма в Чили при Пиночете, и полная ликвидация гражданских прав и свобод во имя борьбы с преступностью в Сальвадоре президента Букеле, и невидимый демократической прессе государственный переворот в Перу, и план по уничтожению государства руками правительства Милея в Аргентине. 

Эквадор, еще недавно бывший островком мира и спокойствия между охваченными гражданскими войнами и насилием Колумбией и Перу, уютная и красивая страна, в которой гражданские и индейские движения несколько раз успешно свергали преступные проамериканские правительства, сегодня стал местом реванша правых.

В результате слияния в последние годы международной организованной преступности с государственным аппаратом, наркокартели, почувствовавшие свою неограниченную власть, превращают Эквадор в свой главный центр логистики в регионе.

Причем выполняется еще одна важная политическая задача: нормализовав в обществе массовую преступность, запугать и парализовать живые социальные силы, которые могли бы продолжить борьбу за смену общественной системы. 

В нынешней междоусобной войне между мафиозным правительством и восставшими против него наркокартелями, которые обязательно помирятся и договорятся, когда начальство им скажет, все мои симпатии на стороне простых граждан: гражданских, полицейских и военных, которые, как обычно, всегда и везде платят самую высокую цену.

Казалось бы, между событиями на Ближнем Востоке и в Латинской Америке нет ничего общего. Но события последних дней в Эквадоре очень напомнили трагедию 7 октября в Израиле; те же шок и растерянность, то же смакование жестокости телеканалами и та же реакция публики, готовой на любой карт-бланш для власти ради немедленного уничтожения террористов.

Чудовищную и еще далеко не полную цену провокации для гражданского населения Газы мы уже знаем. Мы видим, как раздуваемые СМИ эмоции страха и ненависти полностью отключают способность критического восприятия реальности даже у вполне рациональных людей.

Многие мои эквадорские друзья и знакомые, к которым я обратился в эти дни со словами сочувствия, в собственных оценках происходящего фактически повторяют слова правительства, то есть мощный эмоциональный стимул, созданный телеэкраном, лишил их способности к собственным оценкам.

Они уже не говорят о преступности, а о террористах, ведущих против них войну и о необходимости срочной победы любой ценой.

Мало кто уже вспоминает, чьи интересы представляет нынешнее эквадорское правительство и о перманентной экономической войне эквадорской власти против собственного населения, реальных жертв которой на порядки больше, чем от пуль бандитов; и тем более о том, что наблюдаемый в последние годы стремительный рост организованной преступности в стране — прямой результат политики ее последних проамериканских режимов.

Разговор об организованной преступности и наркокартелях, с которыми сегодня борется при помощи армии и танков эквадорская власть, был бы неполным, если не обозначить региональную структуру управления наркотрафиком, руководимую из США.

Связь американских и западных спецслужб, а также МОССАД с обеспечением мирового рынка наркотиков, часть средств за выручку которых идёт на финансирование спецопераций, координирующая роль в этом со стороны ДЕА общеизвестны в Латинской Америке всем, кто близко соприкасался с этой тематикой.

Нетрудно найти в открытых источниках данные и о том, что месячный доход среднего наркокартеля обычно в разы превосходит годовые бюджеты государств, выделяемые на борьбу с наркотрафиком.

И главное: наличие наркотрафика и его картелей в странах Латинской Америки – идеальный повод для постоянного военного и политического вмешательства США в регионе.

Объявленная десятилетия назад правительством США и его региональными союзниками война с наркотрафиком не привела ни к каким результатам, кроме резкого повышения его рентабельности и сотням тысяч убитых бедняков.

По разным оценкам от 85% до 93% прибыли от производства наркотиков в Латинской Америке получают реальные владельцы бизнеса в США. Поэтому рассуждать сегодня о войне с наркокартелями как внутренней проблематике латиноамериканских правительств, мягко говоря, крайняя наивность.

Главный возникающий вопрос: почему именно сейчас?

Нынешний президент Эквадора Даниэль Нобоа прошёл к власти 23 ноября прошлого года в результате внеплановых ранних выборов, и его срок правления будет краток — до 24 мая 2025 года.

Единственное, что позволило ему, выходцу из богатейшей олигархической семьи Эквадора, стать президентом, это глубокий раскол левых, которые, объединившись, немедленно превратились бы в единственную электоральную альтернативу страны.

В отличие от многих других стран региона, в Эквадоре есть сильные и организованные социальные и индейские движения, у который есть опыт свержения нескольких неолиберальных проамериканских правительств подряд.

Есть все основания предположить, что объявленная только что правительством война против терроризма — часть плана по нейтрализации в стране всех независимых гражданских сил и установлению в Эквадоре военно-полицейской диктатуры, идея чего была бы массово поддержана сегодня перепуганным обывателем.

То есть традиционная цель всех латиноамериканских военных хунт и банановых демократий — недопущение к власти национально-освободительных сил.

Совершенно независимо от этого, с войной или без войны против терроризма, разрушение эквадорского государства успешно продолжается.

Подробнее на ukraina.ru

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *