Национальный Контроль.

Сергей Лавров: Россия уже не просит – требует, чтобы с ней считались

Политика
Сергей Лавров: Россия уже не просит – требует, чтобы с ней считались

Фото: Саид Аминов

МИД России, к которому сейчас обращены взоры не только российских, но и зарубежных граждан, воспользовавшись информационной тишиной после новогодних каникул, собрало журналистов на пресс-конференцию. Глава ведомства Сергей Лавров решил рассказать не только об итогах деятельности российской дипломатии за 2015 год, но и обозначить важные моменты по ключевым позициям Москвы в мировых взаимоотношениях.

Беспрецедентное количество журналистов из множества государств аккредитовались на мероприятие, которое прошло 26 января в пресс­центре МИДа – каждый, кто желал, имел возможность послушать популярного министра и задать вопрос.
Начал свою речь Сергей Лавров с кратких итогов. По его словам, год запомнится прежде всего усилением глобальной конкуренции за влияние на формирование новой международной системы. Ясно как день, что ситуация в мировой экономике весь год была нестабильной. Не мог не отметить это и глава российского МИДа, сказав при этом: «На фоне неурядиц мировой экономики мы наблюдали попытки обеспечить свои интересы за счет других, создать замкнутые торгово­экономические союзы, раздробить глобальное экономическое пространство, то есть присутствовал аспект деглобализации». От взгляда министра не ушли и информационные войны, «в рамках которых были попытки не допустить распространения альтернативной информации или точек зрения на происходящие процессы».
Министр, конечно, понимал, что вопросов по Сирии, Ираку, Ливии и Украине будет много, и не обошел вниманием эту тему еще во вступлении. «Продолжалось и усугублялось множество серьезных конфликтных ситуаций – в Сирии, Ираке, Йемене, Ливии, на Украине. В Африке многие страны остаются дестабилизированными. Всё это соединялось в своего рода «кризисные ландшафты», – отметил Лавров. По его выражению, на всё это наслаивались еще и другие риски – напряженность между конфессиями, углубление межкультурных и ментальных разломов, что крайне опасно для нашей цивилизации в целом. «Все это происходило на фоне беспрецедентного усиления террористической угрозы, – продолжал глава МИДа. – ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация. – Прим. ред.), провозгласившая себя государством, другие экстремистские группировки удерживали контроль над значительными территориями в Сирии и Ираке. Стремились (и во многих случаях им это удавалось) закрепиться в других странах, в частности в Ливии, Афганистане, в ряде стран Черной Африки. Все мы были свидетелями жутких, бесчеловечных терактов против граждан России, государств Европы, Ближнего Востока, Африки, США, Азии, которые провоцировали массовый исход населения, в том числе на территорию Евросоюза. Как вам известно, террористы вынашивают и открыто заявляют о планах создания «халифата» – от Португалии до Пакистана. Это реальная угроза не только региональной, но и всей международной безопасности».
Сергей Лавров подчеркнул: несмотря на такие непростые условия, Россия стремилась действовать активно, как постоянный член Совбеза ООН и как одно из крупных государств с активной внешней политикой, понимая свою ответственность в мировом масштабе. Действия Воздушно­космических сил России в ответ на обращение сирийского правительства реально помогли переломить ситуацию, обеспечить сужение контролируемого террористами пространства. В дальнейшем это и стало той лакмусовой бумажкой, которая показала реальную картину происходящего. По словам Лаврова, «стало видно, кто борется с террористами, а кто выступает в роли их пособников, пытаясь использовать в своих односторонних эгоистических целях».
Министр намекал, а журналисты записывали каждое слово, передавая по Сети на разных языках сообщения в свои информагентства. «Ясно, что только военным путем победить терроризм невозможно, – продолжал глава ведомства. – Необходимо сочетать вооруженные действия с политическими процессами по урегулированию конфликтов, с мерами по недопущению использования террористами экономической инфраструктуры, которую они захватывают, наподобие того, как это сделал ИГИЛ в Ираке и Сирии, поставляя контрабандные нефть и прочие товары в Турцию для реализации. Важно, конечно же, думать и об экономической реабилитации пострадавших стран после того, как террористическая угроза будет отведена, противодействовать экстремистской идеологии».
Подводя итоги, глава МИДа неоднократно подчеркнул: в 21 веке многостороннее сотрудничество может строиться исключительно на основе подлинного равноправия, взаимного учета интересов и совместной работы для достижения общих целей.
Одним из главных событий года в этом плане министр назвал минские договоренности от 12 февраля 2015 г. Отметив при этом: «Весь последующий период мы настойчиво добивались урегулирования конфликта на Украине на основе выполнения именно тех обязательств, которые содержатся в этом комплексе мер». Однако далеко не все договоренности были выполнены украинской стороной. Особенно напряженно обстояло дело с теми пунктами, которые касались обязательств Киева по налаживанию прямого диалога с Донецком и Луганском для разрешения политических аспектов украинского кризиса.
 Решено продолжить эту работу в 2016 году, задачи остались неизменными. «Мы будем требовать их неукоснительного исполнения в соответствии с теми дополнительными договоренностями и усилиями, которые предпринимались, в частности, в рамках встреч лидеров стран «нормандской четверки», – заявил министр. Действовать Россия собирается мирно, помогая восстановить бывшей братской республике национальное согласие и «вернуться на путь нормального устойчивого развития».
Одной из самых болезненных на сегодняшний день остается тема отношений с западными коллегами. По словам главы МИДа, Россия уже не просит – требует, чтобы с ней считались. «Наевшись» иноземных бургеров, официальная Москва заняла позицию четкую и не готова идти на уступки. По словам Лаврова, у России с Западом «больше не будет бизнеса «как обычно», когда нам пытались навязывать договоренности, которые учитывают, прежде всего, интересы либо Евросоюза, либо США, и убеждали нас в том, что это не нанесет ущерба нашим интересам. Эта история закончена. Начинается история, которая может развиваться только на основе равноправия и всех других принципов международного права».
Видимо, Запад никак не может уразуметь, что русские долго запрягают, но едут­то быстро. Позиция России, которая более 20 лет безропотно поглощала объедки европейской цивилизации, а теперь вдруг решила не мириться с происходящими событиями, им непонятна. Пока Запад вместо диалога выбирает санкции и давление.
 «Мы отмечаем продолжение весьма неконструктивной и опасной линии в отношении России, включая укрепление военного потенциала НАТО вблизи наших границ, создание европейского и азиатского сегментов глобальной ПРО США, к работе над которыми подтягиваются европейские страны и страны Северо­Восточной Азии. Мы считаем такие действия дестабилизирующими и недальновидными», – констатировал министр.
Приоритетное место сегодня занимают задачи укрепления международного гуманитарного присутствия России, поддержки российских соотечественников, которые оказались за рубежом или находятся там с туристическими или иными целями. Отсюда ряд важнейших направлений работы МИДа: диалог с неправительственными организациями, академическими кругами, российским бизнесом, а также взаимодействие со СМИ. Кстати, к общению с журналистами МИД России готов всегда и, занимая по медийной открытости второе место, уже намерен претендовать на первое.
После этого перешли к вопросам, и, пожалуй, в зале не было ни одного журналиста, который не захотел задать вопрос министру лично. Лавров терпеливо отвечал, начав с того, каков главный вызов для России и мира в начавшемся 2016 году: «Если говорить наиболее обобщенно, то, конечно, главный вызов – это задача по созданию справедливой демократичной международной системы. Мы в одиночку этого сделать не можем, это объективный процесс. Появились новые центры экономического роста, финансового и политического влияния. Международная система должна адаптироваться к тому, что реально происходит в жизни. Это предполагает реформу институтов – и тех, что занимаются международной финансовой и валютной системами, международной экономикой, и занимающихся мировой политикой. Я имею в виду ООН и ее Совет Безопасности. Но самое главное – не просто отразить объективные процессы в структуре тех или иных международных организаций, а вести дела в мире сообразно новой обстановке. Это означает выработку таких решений, которые будут поддерживаться всеми ключевыми странами».
 Сергей Лавров также отметил, что важным аспектом является и «договороспособность» партнеров – всех, кто подписывает какие-­либо соглашения. На сегодняшний день такая проблема существует. Например, Женевское коммюнике отказывались выполнять лишь потому, что туда не удалось вписать требования об отставке президента Сирии Башара Асада и угрозу санкций, если тот не уйдет. Министр назвал подобное политическое поведение капризами.
Журналист из Канады интересовался, когда растает лед в отношениях между нашими странами и не видит ли господин министр каких-­нибудь сигналов с приходом новой власти в Канаде. Ответ был сдержанным, ведь более трех лет отношения России и Канады обдувал далеко не южный ветер. Впрочем, в хороших отношениях Россия заинтересована с каждой страной. Тем более что, по словам Лаврова, «Канада – влиятельный, уважаемый участник международных отношений», а задачи и интересы у нас во многом совпадают. Особенно это касается освоения Арктики и сотрудничества в северных широтах. Отметив, что последние два года стали периодом утерянных возможностей, министр также напомнил: взлеты и падения между нашими странами бывали и раньше, но здравый смысл всегда брал верх.
Журналистов интересовали также давшие серьезную трещину отношения между Россией и Германией. Ни кризиса, ни тем более тупика господин Лавров не заметил. Германии, как и любой другой стране, он желает принимать решения не по указке со стороны, а лишь исходя из «четкого понимания своих национальных интересов». Немцам он искренне пожелал справиться с тяжелейшими испытаниями, вызванными наплывом мигрантов. При этом добавил, что проблемы необходимо решать, а не «заметать под ковер», напомнив о случае с девочкой Лизой.
Заявления Пхеньяна об испытаниях водородной бомбы взволновали мир: пользуясь случаем, журналисты пытались выяснить у главы МИДа, есть ли какие­то пути решения ядерной проблемы для КНДР. На что Сергей Лавров ответил: «Я рассчитываю на возможность решения ядерной проблемы Корейского полуострова – мы называем ее не ядерной проблемой КНДР, а ядерной проблемой Корейского полуострова. Задача не в том, чтобы ядерного оружия не было у КНДР, а в том, чтобы на Корейском полуострове вообще ни у кого не было ядерного оружия – ни у Северной, ни у Южной Кореи, ни у США, которые не должны вновь завозить туда элементы своего ядерного арсенала». Также он напомнил, что российская сторона выступила с соответствующим заявлением после очередного проведенного Северной Кореей ядерного испытания, которое нарушает резолюцию Совбеза ООН: позиция России и Китая заключается в необходимости возобновления шестисторонних переговоров, а не в исключении Северной Кореи.
Пресс­конференция продолжалась, а журналисты интересовались отношениями своих государств с Россией. Болгары переживали за судьбу «Южного потока», который оставил неприятный осадок в российско­болгарских отношениях. Японцы хотят дружить, но лучшим дружественным подарком для них остаются острова. Лавров дипломатично ответил: дружбе Россия всегда рада, фестивали русской культуры – прямое тому подтверждение. Но вот острова отдать – ну никак.
Интересовались присутствующие и российско-­норвежской границей вкупе с беженцами, которых Европа по непонятным причинам пожелала нам вернуть. Лавров ответил, что эти люди сообщили ложные сведения о целях своего приезда в Россию, вместо работы или посещения родственников они воспользовались Россией, как транзитом, а значит, нарушили наши законы. Соответственно, в России им больше не рады. Однако вопрос все-­таки требует решения. Так что по договоренности с властями Норвегии пока взята пауза для выработки решения, которое устроило бы оба государства.
СМИ из Грузии интересовали перспективы российско-­грузинских отношений. На эту тему министр высказывался неоднократно и однозначно. Так что и тут ничего нового не сказал. Россия за нормальные добрососедские отношения, однако не мы разрывали дипломатические отношения с Саакашвили. Россия поступила и будет поступать в полном соответствии с нормами международного права, она готова к переговорам, однако они невозможны без участия Абхазии и Южной Осетии.
Уставшие от разногласий между Америкой и Россией, присутствующие живо интересовались: возможна ли перезагрузка? Министр сдержанно посоветовал узнать ответ на этот вопрос у американских коллег. При этом отметил, что межгосударственные связи между странами опустились очень низко при всех великолепных личных отношениях между бывшим президентом США Дж. Бушем и президентом России Владимиром Путиным. «Перезагрузка», которую предложили президент США Барак Обама и бывший госсекретарь США Хиллари Клинтон, была принята российской стороной конструктивно. При этом, по словам Лаврова, были достигнуты хорошие результаты: Договор о СНВ, вступление России в ВТО и целый ряд договоренностей по различным конфликтным ситуациям. Но это стало быстро сходить на нет.
 «Сейчас все, в том числе американские коллеги, нам говорят: «Давайте выполним минские договоренности по Украине – и сразу всё нормализуется. За один час мы сразу отменим санкции, между Россией и США откроются заманчивые перспективы сотрудничества, сразу сформируется созидательная партнерская программа», – цитирует американскую сторону министр. Однако Россия не желает выполнять минские договоренности в одиночку. «То, что западные санкции продлеваются, воспринимается Киевом как согласие Запада с тем, что Киев не выполняет минские договоренности. Это абсолютная констатация того, что происходит в украинской власти. Зачем им выполнять эти договоренности, когда Запад согласен с тем, что Киеву не обязательно их выполнять?» – негодует министр.
Сергей Лавров при этом напомнил, что охлаждение между Белым домом и Россией началось задолго до Украины. После вступления России в ВТО, когда поправка Джексона­Вэника была отменена, был придуман «закон Магнитского». При этом Лавров подчеркнул, что точка в истории с Магнитским не поставлена.
«Отвратительно, что была устроена провокация и спекуляция на смерти человека. Тем не менее это было сделано, и вы знаете, кто этот закон лоббировал. «Закон Магнитского» тут же заменил поправку Джексона­Вэника. Это началось еще тогда, когда не было никакой Украины, хотя нам сейчас пытаются вменить именно нарушение принципов ОБСЕ», – напомнил собравшимся министр. «После «закона Магнитского» была совершенно неадекватно раздутая реакция на произошедшее со Сноуденом, который оказался в России вопреки нашему желанию, – продолжал аргументировать позицию России Сергей Лавров. – Мы об этом не знали, у него не было паспорта – документ был аннулирован, пока он летел. Он никуда не мог выехать из России из­за решений, которые были приняты в Вашингтоне. Мы не могли не предоставить ему возможности остаться в России, чтобы быть в безопасности, зная, какие статьи ему грозили – американцы не делали из этого секрета. Это было сделано просто из элементарной защиты права человека на жизнь».
Далее последовал «вселенский скандал», звонки ФБР, ЦРУ и переговоры с президентами. По мнению министра, Украина просто стала еще одним предлогом, поскольку с украинским кризисом связано не столько возмущение якобы нарушением Россией Хельсинкских принципов, сколько раздражение, что госпереворот не привел к тем результатам, на которые рассчитывали те, кто его поддержал. При этом министр подчеркивает: Россия не встает в позу обиженной, прекрасно понимая, что мир выходит из эпохи тотального доминирования Запада и находится в длительном переходном периоде к более устойчивой системе, в которой не будет одного или даже двух доминирующих полюсов – их будет несколько.
«Мы понимаем, что США заинтересованы в том, чтобы у них было поменьше конкурентов, даже относительно сопоставимых с ними по размеру, по влиянию, военной мощи, экономике. Это наблюдается в отношениях между США и Китаем, в том, как США работают с Европейским Союзом, стремясь «закольцевать» его в Трансатлантическое партнерство, а на востоке России создать Транстихоокеанское партнерство, которое не будет включать в себя Россию и Китай», – отметил Лавров.
Заканчивая ответ на вопрос, министр подчеркнул: «Мне хотелось бы, чтобы у США состоялась «перезагрузка» со всем миром, чтобы «перезагрузка» была общей, чтобы мы все собрались и переподтвердили свою приверженность Уставу ООН, заложенным в нем принципам, включая невмешательство во внутренние дела, уважение суверенитета и территориальной целостности и право народов на самоопределение, право народов самим выбирать свое будущее без вмешательства извне».
Примечательно, что все журналисты, даже японские, задавали свои вопросы министру иностранных дел на русском, выказывая тем самым уважение к принимающей стороне. Лишь англоязычные СМИ пренебрегли этикетом и «смело» задавали свои «неудобные» вопросы на английском. Что-­что, а иностранные языки глава МИДа знает отлично. И когда прозвучал вопрос английского журналиста, как выстраиваются отношения между Россией и Великобританией с учетом причастности ФСБ к отравлению Литвиненко, Лавров напомнил, что работнику СМИ необходимо формулировать вопросы аккуратнее: «Вы пошли гораздо дальше, чем судья Королевского суда Лондона Оуэн, потому что он, зачитывая свои заключения, не сделал ни одного обвинения, которое не сопровождалось бы словами «возможно», «вероятно», «по­видимому». Думаю, что СМИ должны аккуратно излагать хотя бы то, что говорят представители вашего правосудия».
При этом министр прочитал целую лекцию молодому зазнайке о деле Литвиненко и «публичности» этого непубличного процесса, добавив под конец, что «спектакль вокруг «дела Литвиненко» очень серьезно осложнит наши отношения. Причем наши отношения осложнятся без всяких «возможно», «вероятно», «может быть» – они точно осложнятся».
Пожалуй, самым позитивным моментом в ходе пресс­конференции стал вопрос китайского журналиста. Он не только поинтересовался российско-­китайскими отношениями, но и попросил Сергея Лаврова поздравить его народ с китайским Новым годом. Казалось, эта просьба буквально растопила лед и сняла большую часть напряжения. Министр пустился в рассказ о том, что отношения между Россией и КНР являются наилучшими за всю историю двух народов. Даже мировой экономический кризис, сказавшийся на стоимостных объемах, не смог серьезно помешать темпам сотрудничества.
 «Отмечу также, что взаимодействие России и Китая на международной арене является очень тесным, партнерским и, наверное, это один из важнейших факторов, который помогает обеспечивать стабильность в международных делах, несмотря на все потрясения. В основе нашего сотрудничества международное право и его неукоснительное уважение, уважение центральной роли ООН, недопустимость вмешательства во внутренние дела», – вернулся министр к своей теме. Дескать, смотрите и учитесь, как нужно строить партнерские отношения – не на доминировании, а на международном праве и уважении.
Министр также отметил, что в ближайшее время будет открыт новый крупный проект – годы СМИ России и Китая, так что многие из присутствующих в зале смогут найти для себя немало интересного в программе предстоящих мероприятий. А в заключение глава российского МИДа поздравил «всех китайских друзей с наступающим Новым годом по китайскому календарю».
Вопросов еще было множество, но дела внешней политики заставили министра покинуть журналистов и приступить к реализации намеченного курса страны.
Этот номер журнала готовился к печати как раз в канун Нового года по китайскому календарю. Мы присоединяемся к поздравлениям Сергея Лаврова и надеемся, что, несмотря на все трудности по перераспределению геополитических полюсов, наша страна найдет свое достойное место на мировой арене.

Автор:

Назад к новостям

Просмотры:394

Тэги:

МИД, Лавров, политика

Материалы дня

Наступит ли мир в Сирии? Наступит ли мир в Сирии?

Военно-космические силы России продолжают наносить точечные бомбовые удары по укреплениям и объектам...

Что с экономикой, если Трамп? Что с экономикой, если Трамп?

Победа на президентских выборах в США Дональда Трампа вызвала бурную реакцию во всем мире. Итоги выб...

Дмитрий Медведев: России нужны нестандартные решения Дмитрий Медведев: России нужны нестандартные решения

В последние годы Сочи превратился в традиционную площадку для презентации инвестиционного и экономич...

В крымской Итальянской деревне заложили оливковую аллею В крымской Итальянской деревне заложили оливковую аллею

Итальянские депутаты и представители бизнеса заложили оливковую аллею в честь старта строительства н...