Национальный Контроль.

Они сделали Землю круглой

Общество
Они сделали Землю круглой

Фото: Из семейного архива семьи Байдуковых

Год назад на экраны вышел документальный фильм Валдиса Пельша «Люди, сделавшие Землю круглой». Фильм посвящен сверхдальним трансполярным перелетам, которые стали триумфом авиации 30-х годов. В основу сценария картины легли уникальные документы, о существовании которых до 2008 года не было известно

Дневники и рукописи летчика Георгия Байдукова, второго пилота экипажа Чкалова, были найдены во время ремонта на даче его потомками. Именно эти уникальные документы смогли пролить свет на историю судеб советских героев. Корреспондент журнала «Национальный контроль» побеседовала с мужем внучки Георгия Филипповича Байдукова, телеведущим Дмитрием Хаустовым.

Дмитрий, расскажите, пожалуйста, подробнее о вашей находке. Не каждый же день находятся такие важные архивные документы…

– Думаю, всё началось с того, что у нас родился сын Егор. Назвали мы его в честь нашего великого деда (Чкалов называл Георгия Филипповича Егором. –
Прим. ред.). С этого момента как будто какие-то новые события начались в нашей жизни. Весной мы переехали жить на дачу, в дом, который Сталин подарил семье Байдуковых. Дом небольшой, сделан по уникальному итальянскому проекту, но вот совсем не был готов к приему маленького члена семьи. После семейного совета под руководством Эммы Георгиевны, дочки великого летчика Байдукова (ей сейчас 82 года. – Прим. ред.), было принято решение: из кабинета великого деда сделать детскую. До тех пор кабинет Георгия Филипповича был домашним музеем.

Ремонта как такового мы в итоге не сделали. Пришла идея там разместить детскую кровать, но она не вставала ни так ни этак. А там стоял огромный шкаф, до потолка. И получалось, что единственная возможность, чтобы кровать была не у окна и ребенка не продуло, это передвинуть этот шкаф. Теща сказала: «Двигай, сделаете там пространство для ребенка, чтобы всем было удобно». Я начал этим заниматься, выбрал время, зашел в эту комнату. Там стоит стол большой письменный, за которым дед работал, лампа зеленая… Ну всё как положено, он же был членом Союза писателей, написал книгу «Чкалов», которая вышла в серии «ЖЗЛ» и стал номером один за всю историю этой серии. Его книга переиздавалась пять или шесть раз.

Начал я со шкафа. Вынимал из него книги, которых была собрана целая библиотека. Но даже когда шкаф опустел, отодвинуть его от стены никак не удавалось. Я решил его попробовать отодвинуть фомкой. Дернул сильнее, и вдруг отодвигается задняя стенка, и я понимаю, что за ней что-то есть...

За шкафом было сделано несколько полок; как я понимаю, дед сначала пытался аккуратно на них укладывать свои рукописи, чтобы можно было достать. Но когда я уже всю эту конструкцию разобрал, понял, что сваливал он всё уже хаотично. Видимо, чувствовал, что никогда это уже не достанет. Это из серии «рукописи не горят».

Как вы думаете, когда Георгий Филиппович создал свой тайник?

– Это был 1974 год, когда дачу обокрали. И он, когда писал заявление, которое осталось в Барвихинском милицейском пункте, потом в дневнике анализировал кражу и очень здорово написал: нет, они пришли не за имуществом; они пришли за рукописями. Видимо, после этого и решил уберечь свои документы, создав вот такой тайник за шкафом.

Там в нижних слоях оказалась его метрика, свидетельство о рождении 1907 года, еще с царскими печатями. Такой-то родился тогда-то, таким-то батюшкой был крещен, в селе Татарском Новосибирской глубинки. Дальше уже, когда он приезжает в Петербург, начинает учиться в этой известной летной Качинской школе. Там очень интересный период их студенческой жизни. Я для себя такие подробности открыл, даже не ожидал, что всё
так было.

А с 1974 это стало более-менее оформляться, он делал свертки по месяцам и годам. Причем что туда попадало: пропускная система Кремля, программки Большого театра. Это были его дневники, дополненные документальными материалами. Поэтому тетрадки были пухлыми, так как он закладывал в них документики, какие-то обрывки, даже умудрился, когда с Чкаловым в 1936 году летал на Парижскую выставку, сюда все буклеты привезти.

Там, например, есть автограф Сталина, бумага, подписанная им лично. Переписка с Ворошиловым, с Поскребышевым, с Колотозовым, с Фадеевым, с Водопьяновым, друг другу открытки, военные письма. Можно даже проследить, как шла война, вся американская хроника, когда он был в Америке...

Что сказала ваша теща, узнав о находке?

– Теща – волевая женщина, дочь генерала. Когда я ей сказал: «Эмма Георгиевна, вот, я нашел за шкафом бумаги», она ответила: «Вот пусть у тебя и будут, нечего здесь всё захламлять!»

Я спросил ее о седовласом журналисте, Юрии Петровиче Сальникове, попросил его телефон, поскольку мне требовалась помощь. Ведь чем дальше читал, тем больше для меня становилось непонятного, кто есть кто. Сталина, Ворошилова я знал, но многих – нет. И вот она дала мне телефон, я звоню этому журналисту: «Юрий Петрович, я зять Эммы Георгиевны Байдуковой, я нашел документы Георгия Филипповича». А дальше – прямо как в фильме «Дети капитана Гранта»! Сальников, прямо как безумный профессор Паганель, приехал, отодвинул буквально меня, кинулся к этим бумагам и закричал: «Я знал! Я знал, что он писал, видел, как он работал!» И началась уже большая работа под руководством Юрия Петровича. Какую-то часть документов он взял себе. Потом он нашел то, что искал: выяснил точное место, где лежит самолет Леваневского. Оказывается, это было известно в 1937 году.

А вы лично были знакомы с Георгием Филипповичем?

– Со своей женой я знаком с десяти лет. Бывали моменты, когда я приезжал к ним на дачу и видел Георгия Филипповича в этом же кабинете, как он сидел за этим столом, писал. А в 1994-м его не стало. Можно сказать, что не знаком был: мне было тогда 19 лет, я еще не был вхож в семью и не сделал предложения его внучке – мы поженились в 23.

Как известно, Георгий Байдуков был членом экипажа АНТ-25 под командованием Валерия Чкалова, они вместе совершили перелет через Северный полюс в Америку. Были ли какие-то документы об этом?

– Конечно, он всё это очень подробно описал. Книга о Чкалове, вышедшая в ЖЗЛ, состоит всего из 600 страниц. У меня есть полная версия книги, состоящая из 2800 страниц. Полностью ее издать не удалось, большая часть текста была вычеркнута цензурой. А у меня есть все эти неизданные 2200 страниц, которые еще не видели свет. Мы могли бы их, к примеру, напечатать в вашем журнале.

Проясняют ли найденные вами документы что-то из жизни вождя?

– Проясняют. Я вообще удивился, как дед не сгорел. Потому что Сталин – это был огонь, и любой человек, подходивший к нему ближе, вспыхивал, как факел. Байдуков сумел пройти по этой касательной и выжить. Каким образом? Ведь всех, кого он знал, расстреляли. И чем дальше я зарывался в бумаги, тем больше думал: нет, наверное, дед был непростой, что-то было... Но честность и порядочность – кристальные во всем! Возможно, это его и спасло.

Я еще удивился, что Сталин о нем вспоминает в 1947 году и назначает министром аэрофлота, то есть гражданской авиации всей страны. И Байдукову пришлось два года переводить военный воздушный флот в гражданский. Именно он придумал стюардесс. На одном заседании Молотову говорит: «Товарищ Молотов, вот мы первый Ту запустили, теперь девушек надо ввести на борт». Тот говорит: «В смысле?» А он: «Не в этом. Они чай будут разносить, встречать. И нужно именно красивых, чтобы иностранцы заходили и сразу видели русских красавиц».

Отражают ли эти документы отношения Советского Союза и США?

– Конечно! Самое главное, что в этом архиве был описан прямой путь становления генерала Маршалла, который на каком-то этапе был вторым человеком в Америке после Рузвельта. Когда чкаловский экипаж перелетел через Северный полюс, до Сан-Франциско топлива не хватило – сели в маленьком городке Ванкувере, которого даже не было на карте. И начальником этого маленького городка был генерал Маршалл. Тогда ему было 56, 4 года оставалось до пенсии и в карьерном плане ничего не светило. Но когда он принял их в своем доме, попал в историю.

Дальше к ним прилетел наш полпред Трояновский, доставленный самолетом из Сан-Франциско в Портленд, невзирая на плохую погоду, потому что они ему сразу позвонили, он сообщил в Москву, получил указания из Кремля и сказал: «Так, ребята, никому ничего не говорите, я лечу к вам, буду вести переговоры от вашего имени». Он за четыре часа летит к ним, еле пробрался в дом, потому что вся поляна была усыпана американцами, для них это было как появление Гагарина в более позднее время: они все мечтали увидеть русских, которые первыми открыли тогда этот неизведанный путь, потому что никто до них через «шапку» не перелетал.

А понятно ли из этих документов, как американцы относились к русским?

– Блестяще. Трое советских парней впервые оказались на американской земле, в них увидели нормальных обычных людей. После войны реальных шагов по сближению между странами не было. И вот после этого перелета один дипломат сказал: «Ребята, вы своим перелетом сделали то, что наши дипломаты 20 лет не могли сделать».

Эти парни, нормальные улыбчивые ребята, Чкалов вообще красавец, ездили по Америке, и все на них смотрели с удивлением: «Русские, и они шутят, улыбаются, они нормальные ребята, а нам же говорили, что там какие-то безумные мужики бородатые». Потом еще следующая тройка прилетела – Громов, Юмашев, Данилин. Они в США рабочим говорили: «Ребята, мы обычные крестьяне, я родился на Волге, я родился в Новосибирске, мы были бедными рабами, нам эта страна дала всё: самолет, на котором мы к вам прилетели, образование и т. д.». Это был абсолютный пиар-ход, переворот в сознании. И многие им поверили.

Причем для Америки это был шок, так как русские прилетели оттуда, откуда прилететь казалось невозможным. То, что случилось тогда, было тонким расчетом Сталина, именно он понял, что этим можно отсрочить войну с Японией. Чем больше я в этот материал ныряю, тем больше понимаю, что это кладезь, учебник просто по мировой истории, по тому, как Сталин вершил свои дела. А Байдуков был рядом и многое мог записывать.

Правильно я понимаю, что он был вхож к Сталину?

– Мало того, культ личности Сталина начался с Байдукова. Что произошло? В 1936 году, после великого полета, Сталин зовет их на дачу: «Ребята, приезжайте с женами с детьми, отдохнем». Они приезжают, описана вся встреча от и до. И когда уже ночь была, в два часа они начали разъезжаться, прямо у дверей Поскребышев хватает Байдукова за руку и говорит: «Быстро сдай, что ты писал». А он написал очень просто: «Я Сталина видел».

Он очень просто описал всю их встречу: как Сталин их водил в сад, как тер эвкалипт, он все детали подметил, показал его не монстром, а просто человеком. Описал всё детально: когда Чкалов напился, Сталин его одеяльцем укрывал, говорил: давайте музыку приглушим, продолжим в другом кабинете. И вот Поскребышев у него эти записи забирает, а через две недели Байдукова вызывают в Кремль: «Георгий Филиппович, вы почитайте и как автор одобрите».

Он читает и обалдевает: уже всё в печатном виде, уже сделаны картинки – он со Сталиным, всё как он описывал, но уже оформили всё в книгу. Он говорит: «Слушайте, как это?» – «Ну, так что: выпускаем сто тысяч экземпляров?» – «Конечно». И это была первая, по сути, книга, после которой все поняли, что теперь можно писать хорошо о товарище Сталине. Это был 1936 год. Книгу перевели на все языки советского пространства, она выпускается полуторамиллионным тиражом. У меня на всех языках есть, Байдуков все экземпляры собрал.

Вашу находку от выхода фильма отделяет почти семь лет. Как удалось выйти с этой идеей на Первый канал и почему продюсером фильма стал именно Валдис Пельш?

– Я «забеременел» этим, меня это захватило, всё больше загорался идеей об этом рассказать, создать фильм или передачу на основании находки. Был момент, что мы с Пельшем месяца три часто встречались, и мне каждый раз удавалось ему об этом сказать, что вот документы лежат, приезжай, посмотри, полистай.

Однажды я взял с собой настоящую летную книжку, а он же сам летает, с парашютом прыгает, эти вещи понимает. Говорит: «Да ладно! Летная книжка со всеми записями?» Я говорю: «Вообще все! Мы даже можем прочитать с тобой, куда Сталин летал, с кем разговаривал по секрету, ведь он его возил. Смотри: март месяц. Мы можем понять, как потом Югославия развивалась, по этой книжке очень много можно сделать предположений о контактах советского руководства». Увидев архив, он говорит: «Давай я на завтра к Эрнсту запишусь на встречу, вдруг он меня примет. Ты дашь мне всё это? Собери самое главное в коробку, я прямо с коробкой к нему и пойду».

Не побоялись отдать документы?

– Ну а что бояться? Тут было так: или сейчас, или никогда. В 1936 году именно Чкалов пробил этот полет. У Байдукова ничего не получалось, он обхаживал генералитет, но у него отец был репрессированный, ему невозможно было стать старшим пилотом. А Чкалов был на хорошем счету у товарища Сталина. Также и у нас получилось с Пельшем. Валдис в итоге дошел до Эрнста, заразил его идеей создания этого документального фильма по материалам архива Байдукова.

А почему автором в титрах значится Валдис Пельш? Разве это не ваш совместный проект?

– Вы же знаете только Чкалова, а Байдукова не знаете. Это нормально.

Сколько по времени шли съемки и сколько денег на это потребовалось?

– Четыре года мы снимали. Основное финансирование шло от Российского географического общества. Нам по гранту дали 5 миллионов, но потратили гораздо больше, чем планировали изначально. Фильм получился только потому, что мы все горели этой идеей.

Дмитрий, а какова дальнейшая судьба архива? Правда ли, что на вас вышел Голливуд, предложив сотрудничество?

– Да, мы общаемся с ними. Понимаю, что, может быть, еще не время, но я чувствую, что именно этот материал может проложить народную тропу дипломатии, подобную той, которая была проложена между нашими странами в 1937 году Чкаловым и Байдуковым.

Пока договоренностей по художественному фильму нет?

– Нет. Они были озвучены, мы встречались в Голливуде, но сейчас из-за внешнеполитической обстановки все эти планы оказались свернуты.

2016 год объявлен в России Годом кино. Неужели никто не вышел на вас с предложением?

– Я еще не успел рассказать эту историю ни Хотиненко, ни Михалкову. Может быть, их это зацепит.

*****

только факты

22 июля 1936 года летчики Валерий Чкалов, Георгий Байдуков и Александр Беляков на самолете АНТ-25 стартовали на север. Полет прервал сильнейший шторм над Охотским морем. Поступила радиограмма за подписью Орджоникидзе: посадить машину при первой возможности. Посадку совершили в Заливе счастья, на нивхском острове Удд.

Шторм утих, но снова разогнать самолет и взлететь не было никакой возможности – вокруг были круглые заполненные водой блюдца-овраги и валуны. Смелым летчикам помогли местные жители и моряки-пограничники – построили деревянную «взлетку» длиной 500 метров. 2 августа самолет АНТ-25 с экипажем на борту поднялся в небо. Остров Удд переименовали в Чкалов, а два соседних острова – в Беляков и Байдуков.

Любопытно, что, покидая гостеприимный остров, летчики пообещали отблагодарить радушных нивхов. И действительно, через какое-то время сюда прилетел самолет с подарками: мужчины получили ружья, женщины – отрезы на платья, а дети – сласти и карандаши.


Автор:

Назад к новостям

Материалы дня

ОНФ: Роспотребнадзор должен защитить население от «угольной пыли» ОНФ: Роспотребнадзор должен защитить население от «угольной пыли»

Эксперты Центра общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса считают, что нынеш...

Как сказался кризис на доходах россиян? Как сказался кризис на доходах россиян?

В абсолютно мрачных тонах видят экономическую перспективу лишь 5,2% жителей России. Остальные со...

Крым: интеграция в пространство России Крым: интеграция в пространство России

Представители Центрального штаба ОНФ провели первое выездное заседание в Севастополе, во время котор...

Госдума и Сбербанк сразились в шахматы Госдума и Сбербанк сразились в шахматы

В главном офисе Сбербанка прошел товарищеский турнир по шахматам: сотрудники банка пригласили сразит...